?

Log in

No account? Create an account
Капитан Влад Никольский

cczy

Капитан Влад Никольский

Морской журнал


Previous Entry Share Next Entry
Капитан Влад Никольский
cczy

Хивинский поход князя Александра Бекович-Черкасского

Александр Бекович-Черкасский   Хотел разместить этот пост вчера, в годовщину встречи Пера I с князем Бекович-Черкасским в 1716 году (14 февраля по старому стилю), но не получилось. Полагаю, что от этого история не стала менее интересной.
   Девлет-Кизден (Девлет-Гирей) Мурза Бекович, в крещении князь Александр Бекович-Черкасский, родоначальник рода Бекович-Черкасских, капитан Преображенского полка. О его происхождении нет достоверных сведений.
   Современные историки Северного Кавказа придерживаются красивой версии, якобы князья Бековичи-Черкасские - один из самых известных кавказских родов - отрасль многочисленного и разветвленного рода кабардинских князей, связанных общим происхождением от некоего Инала, которого древние родословцы называют египетским султаном, а современные исследователи владетельным кабардинским князем, жившим в XV веке. Непосредственно князья Бековичи-Черкасские являются потомством Салтана-бека Аслана-мурзы, княжеское достоинство которого в пределах Российского государства было подтверждено указом царя Фёдора Алексеевича 12 декабря 1691 года.
   По версии историка Соймонова, родиной Бековича была Кабарда, называвшаяся Черкасскою землей, отчего заимствовано наименование Черкасский; название же Бекович происходит от слова “бек”; как принадлежавший к высшему сословию, он в России получил княжеское достоинство.
   Год рождения князя Александра и обстоятельства его появления в Москве неизвестны. Историк и кавказовед О.Л. Опрышко изложил это так: "в 1690 или 1691 году он приехал на службу в Россию, как это уже делали до него многие его дальние родственники. Бековича, скорее всего, направили сюда по указанию российского правительства – терский воевода мог получить приказ отправить юного князя в Москву «к государю » с целью воздействовать потом через него на князей Джамбулатовых, часть которых ориентировалась в тот период на Крым. Среди сторонников крымского хана был тогда и отец Девлет-Гирея – Бекмурза".
   Ещё версия: отец Александра князь (?) Бекмурза Джамбулатов, внук Казы Пшеапшокова, верховного валия Большой Кабарды. По своему отцу его дети назывались Бекмурзиными, а затем и Бековичами. В русских документах детей Бекмурзы называли Бековы.
   Однако сохранилось и письменное свидетельство того времени, что юный Александр Черкасский находился в качестве заложника (аманата) в доме князя Бориса Алексеевича Голицына, где воспитывался вместе с сыновьями главы Казанского приказа. Из дневника И. Г. Корба, секретаря посольства императора Леопольда I к Петру I в 1698—1699 годах.:
«…князь Б. А. Голицын, с целью блеснуть своим гостеприимством, приказал двум своим сыновьям прислуживать Господину Архиепископу (д’Артуа) и Господину Послу, к ним присоединил молодого Черкесского князя, недавно еще похищенного тайно у своих родителей, князей Черкесских, татар, и окрещённого
.

   В 1707 году Пётр I отправил его в числе группы из 20 юношей в Голландию для изучения навигации. По возвращении из-за границы князь Бекович-Черкасский был по воле царя женат на княжне Марфе Борисовне Голицыной и зачислен в армию.
   В 1711 году он успешно осуществил дипломатическую миссию в Кабарде по привлечению её на сторону России в войне с Турцией. Пётр I через своего посла предлагал Татархану Бекмурзину (старшему брату Александра) и другим кабардинским владельцам заключить, а точнее, продолжить и укрепить русско-кабардинский военно-политический союз.
   На переговорах кабардинцы и другие народы торжественно подтвердили свою преданность России и выразили готовность в случае войны с Турцией собственными силами защитить побережья Каспийского и Черного морей от вторжения вражеских войск, а так же «чинить поиски» на Крым и кубанских ногайцев, если они выступят на стороне Турции. Необходимо было воспрепятствовать враждебным действиям против России кубанских татар – подданных турецкого султана. Кубань враждовала не только с Россией, но и с Кабардой. Зная об этой вражде, Пётр I стремился привлечь кабардинцев в качестве союзников в борьбе с кубанцами. С этой целью был организован поход на Кубань летом 1711 года, который завершился весьма успешно.
   К концу лета 1711 года кабардинское дворянское войско было готово к походу. Возглавили его двоюродный дядя Бековича – Атажуко Мисостов, его двоюродный брат Асланбек Кайтукин и Татархан Бекмурзин. Общее командование осуществлял сам Александр Бекович-Черкасский. 30 августа, уже находясь за Кубанью, кабардинцы столкнулись с намного превосходящими силами противника под началом Нурадина – одного из высших представителей ханского дома крымских Гиреев. Сражение, продолжавшееся несколько часов, закончилось полным разгромом врага.
.
Черкесы
.
   Александр Бекович-Черкасский во время пребывания на Северном Кавказе (1711) от имени русского правительства подписал договор с кабардинскими князьями, в котором Россия обязывалась: включить Кабарду в состав России на правах автономного управления; оборонять её от внешних врагов; не брать с кабардинцев ни налогов, ни податей; платить ежегодно жалованье кабардинским владельцам, находящимся на русской службе. В свою очередь кабардинцы обязывались: сохранять верность России, нести пограничную службу, выставлять каждый раз войска и участвовать, в случае необходимости, в военных походах против Турции и Крымского ханства. В то же время из Порты через крымского хана к «вольным князьям», имеющим владения близ гор между Чёрным морем и Каспийским, направлены были посланцы с целью склонить их на свою сторону, за что каждый бы из них получил от султана всякие «милости» и «жалование». В Кабарде миссия турецких эмиссаров не имела успеха.
   Весной 1714 года Черкасский выступил с новой инициативой, составив проект присоединения к России народов Северного Кавказа. В « Доношении » Петру I, он утверждал, что народы Кавказа должны находиться под властью России – это принесет огромную пользу стране и избавит местное население от турецко-крымских агрессий, которые пытаются прочно обосноваться на Кавказе.
   29 мая 1714 года Пётр издает два Указа правительствующему Сенату о поездке Черкасского в Хиву и Бухару с поручением наладить торговые связи. В пути он должен был отыскать следы старого устья Аму-Дарьи. С этой рекой он связывал большие и далеко идущие надежды, в то время считали, что она ведёт прямо в Индию.
   Утром 28 октября флотилия во главе Черкасского вышла из Астрахани. Но ранняя зима и образовавшиеся у берегов моря сплошные ледовые поля не позволили флотилии добраться даже до Гурьева. С некоторыми потерями флотилия вынуждена была вернуться в Астрахань.
   В апреле – октябре 1715 года Черкасский возглавил флотилию российских судов, вышедшую в Каспийское море с изыскательными целями. Были изучены северное и восточное побережья Каспия, составлена первая правильная карта Каспийского моря. Черкасский первым из российских и европейских исследователей установил, что Аму-Дарья не впадает в Каспийское море, как это предполагали раньше. Открытием Бековича является также нанесение на карту «Море Карабугазское» в Карабогазском заливе, что в переводе означает Чёрная горловина.
.
Астрахань
.
   25 (14) февраля 1716 года в Либаве Пётр I выслушав доклад капитан-поручика Черкасского и его объяснения по составленной им карте, в присутствии государственного канцлера Головкина и командира преображенцев Долгорукова, наградил Черкасского в знак признание его заслуг, званием капитана гвардии, что приравнивалось к полковнику по армии. И тут же в Либаве издал Указ «Об осмотре рек Амударьи и Сырдарьи и о приведении ханов Хивинского и Бухарского в подданство России», поручив князю продолжать начатое.
   В середине апреля 1716 года Бекович выехал в Астрахань. После тщательной подготовки он совершил вторую экспедицию по восточному берегу Каспийского моря, во время которого были заложены три крепости (Св.Петра у мыса Тюб-Караган, Александровское в заливе Александр-бай и Красноводск)и подчинены России кочевые туркмены, проживавшие на восточном берегу Каспийского моря. В это время Александр отправил своих посланцев к хану Ширгази с письмом, извещавшим, что он придёт в Хиву для установления дружбы и согласия. Примерно с таким же содержанием было отправлено письмо и бухарскому хану.
   Хивинский поход Александра Бековича начался в мае 1717 года. Когда он достиг Гурьева, получил печальную весть о том, что барка, на которой жена и дети возвращались в Астрахань после проводов русской флотилии, потерпела крушение. Марфа Борисовна и обе дочери утонули, а сына волны выбросили на берег и его спасли рыбаки.
   Сказать, что Бекович был потрясён гибелью семьи – это ничего не сказать. Выслушав страшное известие, Бекович молча развернулся, вошёл в дом, закрыл дверь, и не выходил оттуда несколько дней, отказываясь от воды и пищи.
   После этого пугающего затворничества с Бековичем и стало творится неладное – немногие свидетели утверждали, что после этого потрясения он слегка подвинулся рассудком и периодически вел себя как минимум странно. Сначала всё войско непонятно зачем стояло в Гурьеве практически месяц, и единственное, что нарушило это бессмысленное сидение – нападение каракалпаков, которые внезапно налетели на табунщиков, пасших казачьих коней, и погнали табуны и 60 пленных в степи. Бекович лично возглавил погоню, чёрных шапок настигли через несколько дней, и отбили полон.
   Вскоре после этого Бекович, наконец-таки, скомандовал выступление. «Посольство» Бековича выступило на Хиву 7 июня, когда наступила самая страшная жара, выжигавшая степи как огнем. И здесь странности продолжились – после бесцельного месячного стояния Бекович гнал своих людей не жалея, торопил как на пожар.
.
Экспедиция в Хиву 1717 - художник Каразин
Экспедиция в Хиву 1717 - художник Каразин
.
   Отряд двинулся дальше. Речки кончились, и войско шло натоптанным зигзагом, древним как эта старая караванная дорога — от одного колодца к другому. А странности продолжались. На одной из стоянок Александр Бекович побрил голову, переоделся в черкесское