July 8th, 2008

Капитан Влад Никольский

Какие мнения будут?

По поводу адмирала Нихимова.

   Мой прошлый пост про адмирала Нахимова подвергли критике в плане того, что заслуги его перед Россией не столь велики и, якобы, не такой уж он блестящий и выдающийся флотоводец. Факты приведённые в посте, были подвергнуты сомнению.
   На проекте Блог.Мэйл.Ру где, собственно, это произошло, я начал выкладывать подтверждающую мои слова информацию со ссылками на серьёзные источники.
   Так вот какой вопрос. Надо ли и здесь поместить такие посты, будут ли их читать? Или же на нашем проекте и так никто не сомневается в заслугах адмирала Нахимова и дополнительная информация не требуется.
   Заранее спасибо за мнения.

promo cczy january 10, 2013 09:07 196
Buy for 100 tokens
Information for my English-speaking friends and readers is here - версия поста © Сентябрь 2014. Возможны дополнения и изменения. Привет тебе, сюда забредший! Желающим со мной общаться и впредь, советую прочитать этот пост вдумчиво. А то уже попадались баранообразные граждане, с…
Капитан Влад Никольский

Белый генерал.

Михаил Дмитриевич Скобелев
(17.09.1843—25.06.1882)

   Сегодня день памяти генерала Скобелева.
   Родился он в Петербурге в доме деда — коменданта Петропавловской крепости. После весьма непродолжительной учебы в Петербургском университете Михаил Скобелев поступил на военную службу и стал юнкером кавалергардского полка. Пять лет спустя молодой офицер был принят в Академию Генерального штаба. Успехи юноши были столь поразительны, что по окончании академии он был сразу зачислен в Генеральный штаб. И тут же уехал в Туркестан для участия в боевых действиях. В походе против Кокандского ханства Скобелев выходил победителем из самых сложных ситуаций. Именно тогда за ним закрепилось прозвище Ак-Паша — Белый Генерал. Одетый во все белое, на белом коне, словно заговоренный от пуль, он стал легендой.
   Затем — Балканы, Дунай, Шипка, Плевна… В сражении при Плевне одна лошадь под генералом была убита, другая ранена. Когда пришлось отступать, Скобелев слез с коня и лично замыкал отступление. Под руководством Михаила Дмитриевича русская армия разбила армию Вессель-паши и открыла дорогу на Адрианополь и Стамбул. Последующая экспедиция генерала была не менее удачной: туркменская крепость Геок-Тепе была взята, а Закаспийский край вошел в состав Российской империи.
   Настоящие герои — это всегда неординарные, плохо управляемые люди. те, кто в мирное время считаются разгильдяями, на войне зачастую становятся героями. Известен случай, когда Скобелев с малочисленным отрядом (в основном из штабных), иъехал на паровозе в Стамбул и устроил там попойку. Турки не рискнули атаковать его, предполагая наличие какой-то военной хитрости.
   Резкий рост популярности Скобелева во многом объяснялся неординарностью его личности и умением завоевать сердца солдат. Своим святым долгом он считал заботу о подчиненных, которых он обеспечивал горячей пищей в любых условиях боевой обстановки.
   Вступивший в марте 1881 г. на престол Александр III настороженно отнесся к громкой славе «белого генерала». В свою очередь, Скобелев не стремился завоевать доверие нового царя и позволял себе говорить все, что он думал о царствующем доме, о политике России и ее взаимоотношениях с западными державами. Увлеченный идеями славянизма, православия и подъема национального самосознания, он неоднократно и публично заявлял об опасности, грозящей России с запада, чем вызвал переполох в Европе. Особенно резко генерал высказывался о Германии, «тевтонах». Скобелев писал своему другу генералу Куропаткину: «Если будут ругать, не очень верьте, стою за правду и за Армию и никого не боюсь».
   22 июня 1882 г. Михаил Дмитриевич выехал из Минска, где он командовал корпусом, в Москву, 25-го ужинал в гостинице «Англия» (на углу Столешникова переулка и Петровки), затем спустился в гости к некоей девице Альтенроэ, а ночью она прибежала к дворнику и сказала, что в ее номере умер офицер. Прибывший медик констатировал смерть Скобелева от паралича сердца и легких. Подозрения в том, что он пал жертвой политического убийства, так и остались подозрениями.
   Панихида 26 июня собрала огромное количество военных и народа, люди шли прощаться со Скобелевым весь день, церковь утопала в цветах, венках и траурных лентах. На венке от Академии генерального штаба серебрилась надпись: «Герою Скобелеву, Суворову равному». Крестьяне на руках 20 верст несли гроб Михаила Дмитриевича до Спасского, родового имения Скобелевых. Там он был похоронен в церкви рядом с отцом и матерью. В 1912 г. в Москве на Тверской площади на народные средства, на деньги, собранные всей страной, Скобелеву был воздвигнут красивый памятник, но в 1918 г. он был снесен согласно декрету «О снятии памятников царей и их слуг и выработке проектов памятников Российской социалистической революции».

  

Капитан Влад Никольский

Чесма.

Чесменский бой.
1770 (25 — 26 июня по ст. ст.)

   Чесменское сражение между русскими и турецкими флотами является одним из крупнейших сражений эпохи парусного флота.
   На военном совете 25 июня у главнокомандующего графа Орлова был принят план Григория Андреевича Спиридова, заключавшийся в уничтожении турецких кораблей в собственной базе. Учитывая скученность кораблей противника, исключавшую для них возможность маневра, адмирал Спиридов предложил уничтожить турецкий флот комбинированным ударом корабельной артиллерии и брандеров, причем главный удар должна была нанести артиллерия. Для атаки противника 25 июня были оборудованы 4 брандера и создан специальный отряд под командованием младшего флагмана С. К. Грейга в составе 4 линейных кораблей, 2 фрегатов и бомбардирского корабля «Гром». Замысел атаки, разработанный Спиридовым, сводился к следующему. Корабли, выделенные для атаки, пользуясь темнотой, должны были в ночь на 26 июня скрытно подойти к противнику на дистанцию 2—3 каб. и, став на якорь, открыть внезапный огонь: линейные корабли и бомбардирский корабль «Гром» — по кораблям, фрегаты —по береговым батареям противника.
   Во время боя бухта представляла собой огромный пылающий факел. Турецкие корабли один за другим взрывались и взлетали на воздух. В 4 часа русские корабли прекратили огонь. К этому времени почти весь турецкий флот был уничтожен. Из 15 линейных кораблей, 6 фрегатов и 50 вспомогательных судов уцелели и были захвачены русскими в плен лишь один линейный корабль «Родос» и 5 галер. Русский флот потерь в кораблях не Имел.
   Таким образом, Чесменское сражение закончилось полным уничтожением турецкого флота, на который возлагалось много надежд. Оценивая это сражение, адмирал Спиридов в донесении президенту Адмиралтейств-коллегий писал:«…Честь Всероссийскому флоту! С 25 на 26 неприятельский военный флот… атаковали, разбили, разломали, сожгли, на небо пустили, потопили и в пепел обратили, а сами стали быть во всем архипелаге… господствующими».
   Чесменское сражение представляет собой ярчайший пример уничтожения неприятельского флота в расположении его базы. Победа русского флота над вдвое превосходящими силами противника была достигнута благодаря правильному выбору момента для нанесения решающего удара, внезапности атаки в ночное время и неожиданному для противника применению брандеров и зажигательных снарядов, хорошо организованному взаимодействию сил, а также высоким морально-боевым качествам личного состава и флотоводческому искусству адмирала Спиридова, который смело отказался от шаблонной линейной тактики, господствовавшей в то время в западноевропейских флотах. По инициативе адмирала были применены такие решительные приемы боя, как сосредоточение всех сил флота против части сил противника и ведение боя на предельно короткой дистанции.
   В память о Чесменской победе была выбита медаль, которой награждались все участники сражения. Граф Орлов был награжден орденом Св. Георгия 1-й степени и получил почетное добавление к своей фамилии Чесменский; адмирал Спиридов получил высший орден Российской империи — Св. Андрея Первозванного; контрадмирал Грейг был удостоен ордена Св. Георгия 2-й степени, давший ему право на потомственное русское дворянство. В честь этой победы в 1775 году в Гатчине был установлен Чесменский обелиск, а в 1778 году в Царском Селе — Чесменская колонна. В Петербурге в 1774—1777 годах был построен Чесменский дворец, а в 1777—1778 годах — Чесменская церковь. Имя «Чесма» в Российском флоте носили броненосец и линейный корабль. В честь лейтенанта Ильина были названы линейный крейсер и эсминец.